Отдел продаж: +7 (495) 644-49-12
Отдел аналитики: +7 (495) 644-47-62
4 января 2022 17:00

​Великое нефтяное голодание - ограничения на добычу постепенно превращаются в символические

Прошло пять лет с момента заключения декларации о сотрудничестве между странами ОПЕК и не-ОПЕК. Сделка с успехом демонстрировала возможности поддержания цен на нефть на приемлемом уровне, но в этом году "что-то пошло не так".

Если раньше заявления о перевыполнении соглашения ОПЕК+ демонстрировали приверженность ей, то теперь, когда рынок задыхается от недостатка нефтяного кислорода, это, скорее, минус. За минувший год коалиция повысила планки отсчета снижения нефтедобычи для пяти стран, в частности для России, однако озвученные прогнозы на 2022 год означают, что РФ не сможет увеличить производство в рамках разрешенных ей уровней.

Уже сейчас ряд государств ОПЕК+ не могут производить нефти столько, сколько позволено в рамках разрешенных им квот. Производители винят в этом приверженцев "климатической повестки", усилия которых привели к тому, что ряд финансовых институтов отказывается финансировать инвестиции в традиционные энергоносители, а компании выходят из проектов по добыче нефти (газ пока в меньшей опале).

Не помогло и вмешательство США - если прежний президент страны Дональд Трамп управлял нефтяным рынком путем переговоров с лидерами России и Саудовской Аравии, а также наложением санкций на нефтедобывающие страны и даже через "Твиттер", то достижения нового американского лидера Джо Байдена выглядят не столь убедительно.

НЕФТЯНОЙ ГОЛОД

Год как всегда начался с вечного противостояния двух лидеров сделки - России и Саудовской Аравии. Последней нужны более высокие цены на нефть, что определяет ее вечный "осторожный подход" к предложениям по наращиванию добычи странами ОПЕК+.

Как известно, государства ОПЕК+ во время пандемии и крушения спроса на нефть взяли на себя беспрецедентные обязательства с мая 2020 года совместно снизить добычу нефти на 9,7 млн б/с (почти 13% от тогдашнего спроса, впрочем, снижение было меньше, поскольку базой отсчета стал октябрь 2018 года, и по факту снижение было на уровне 7 млн б/с от апреля 2020 года).

Решение было принято сразу на два года, но с постепенным наращиванием производства. Так, если в мае-июне сокращение должно было составлять 9,7 млн баррелей в сутки к уровню октября 2018 года (при этом для России и Саудовской Аравии были приняты отдельные базы отсчета - 11 млн б/с), то с июля предполагалось наращивание добычи на 2 млн б/с, а с января 2021 года - еще на 2 млн б/с с удержанием этого уровня до мая 2022 года.

Предложения по добыче на январь 2021 года обсуждались в декабре, и Саудовская Аравия выступила за отсрочку запланированного увеличения производства, но встретила решительное сопротивление России, Казахстана и даже своего союзника - ОАЭ. Заседание было нервным, министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдулазиз бен Сальман снял с себя обязательства сопредседателя, все боялись разрыва сделки по примеру марта 2020 года.

Но именно боязнь повторения этого сценария, когда саудовцы начали ценовую войну, открутив краны скважин на сколько это возможно, погасила вспыхнувший очаг противоречий. Саудовская Аравия, назвав минувшее заседание "Игрой престолов", все же приняла доводы Москвы, что российскому рынку нужна дополнительная нефть на фоне восстановления спроса на топливо (исключение было сделано "ввиду ситуации на внутреннем рынке").

Страны ОПЕК+ решили увеличить добычу нефти меньше, чем планировалось - лишь на 500 тыс. б/с, а не на 2 млн б/с, но договорились о ежемесячных встречах, чтобы корректировать решения в зависимости от рынка, спрос на котором всё еще определялся пандемией COVID-19 - с одной стороны, новыми карантинами и новыми штаммами, а с другой - распространением вакцин.

Далее в течение полугода России и Казахстану удавалось увеличивать свою добычу нефти, в то время как остальные участники ОПЕК+ заморозили ее, а Саудовская Аравия пошла своим путем и добровольно снизила производство на три месяца на 1 млн б/с. Цены на Brent, с января 2021 года находившиеся на уровне $50 за баррель, превысили $60.

Потребители взмолились о пощаде - подкошенная пандемией экономика якобы не могла выдерживать таких высоких цен на нефть.

И хотя Абдулазиз бен Сальман предлагал потребителям использовать накопленные запасы, с мая 2021 года ОПЕК+ начала постепенно наращивать добычу, а Саудовская Аравия планомерно отказывалась от добровольных ограничений. Россия с Казахстаном наращивали чуть меньше ввиду ранее сделанных послаблений. В результате с июля страны ОПЕК+ вошли в график добычи, изначально предусмотренный с января.

За это время цены на нефть протестировали новые высоты - $70-75 за баррель. Участники рынка объясняли это неожиданно быстрым восстановлением мировой экономики, а также проблемами на другом рынке - газовом.

Дело в том, что летом 2021 года начался рост цен на газ из-за более длинной зимы, которая отложила начало закачки газа в подземные хранилища, снижения ветровой энергогенерации в Европе, ряда аварий и ремонтов. В результате отдельные потребители газа начали переходить на мазут, подстегивая тем самым цены на нефть. Министр энергетики Саудовской Аравии, склонный прибегать к цитатам из мирового кинематографа, назвал это ситуацией, когда "хвост виляет собакой". Традиционно цены на газ определяются в зависимости от котировок нефти, теперь же котировки нефти, по его мнению, находились на слишком высоком уровне из-за роста цен на газ.

ТОРГ ЗДЕСЬ УМЕСТЕН

Видя, как рынок жаждет дополнительной нефти, один из участников ОПЕК+ решил воспользоваться ситуацией - в начале июля ОАЭ заблокировали практически согласованное решение России и Саудовской Аравии о наращивании производства и продлении сделки, потребовав повышения для себя референтной базы снижения добычи с 3,2 до 3,8 млн б/с.

Проведя двухнедельные переговоры, министры ОПЕК+ снова собрались и дали рынку новые вводные: ОПЕК+ будет наращивать добычу на 400 тыс. б/с каждый месяц до полного свертывания ограничений, взятых на себя с мая 2020 года. На конец июля они составляли 5,8 млн б/с от уровня октября 2018 года, у РФ и Саудовской Аравии отдельные референтные базы.

При этом с мая 2022 года для пяти стран - России, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта и Ирака - будут повышены базы отсчета снижения нефтедобычи. Для саудитов и РФ - с 11 до 11,5 млн б/с, для ОАЭ - с 3,2 до 3,5 млн б/с, для Ирака - с 4,65 до 4,8 млн б/с, для Кувейта - с 2,8 до 2,96 млн б/с, а всего - на 1,63 млн б/с.

На словах это означало, что с мая 2022 года квота снижения добычи для этих стран будет отсчитываться с более высокой планки, то есть фактическая добыча уже с мая 2022 года может повыситься только в результате таких мер.

Однако математика партнеров ОПЕК+ по уровням добычи часто была загадкой для сообщества. Так, услышав о повышении базы отсчета снижения добычи для РФ и Саудовской Аравии, аналитики сделали вывод, что эти страны, которые берут на себя одинаковые ограничения, в апреле 2022 года смогут выйти на добычу нефти в 10,4 млн б/с, а уже с мая - 11 млн б/с.

Но лидеры сделки пояснили, что на такой уровень они смогут выйти только в сентябре 2022 года. Саудовский принц сказал, что изменения базы отсчета с мая 2022 года не повлияют на трек наращивания добычи - производство будет продолжать увеличиваться на 400 тыс. б/с. Таким образом, чтобы нивелировать ограничения в 5,8 млн б/с, странам ОПЕК+ нужно увеличивать добычу нефти на 400 тыс. б/с до сентября 2022 года включительно.

В результате, сказал Абдулазиз бен Сальман, к сентябрю Саудовская Аравия будет добывать около 11 млн б/с, а на уровень 11,5 млн б/с (новая база отсчета снижения с мая 2022 года - ИФ) сможет выйти к концу 2022 года.

Комментируя повышение планок по добыче на фоне своих же призывов к осторожности, министр Саудовской Аравии заметил, что не все страны смогут увеличить добычу.

Этот тезис стал очевиден уже в следующем месяце: ОПЕК+ с августа каждый месяц перевыполняет сделку примерно на 15%, что означает недопоставку на рынок около 0,7-1 млн б/с (почти 1% мировой добычи). Если раньше наиболее полное исполнение сделки ОПЕК+ было показателем приверженности, то теперь, на голодающем рынке, перевыполненная сделка означала недопоставленные объемы и угрозу перегрева цены.

ГОЛОС ИЗ-ЗА ОКЕАНА

И вот в игру включился третий игрок, которого Россия и Саудовская Аравия в этот раз посчитали лишним. США, являющиеся крупнейшим не только производителем, но и потребителем нефти, тоже стали страдать от слишком высоких цен и призвали ОПЕК+ нарастить добычу.

"Сейчас цена за галлон (3,7 литра) в большинстве мест (АЗС США - ИФ) около $3,3. И это из-за того, что ОПЕК сдерживает поставки. И поэтому происходит много переговоров, есть много людей с Ближнего Востока, которые хотят поговорить со мной. Я не уверен, что собираюсь с ними разговаривать", - заявил президент США Джо Байден.

Прежний президент Дональд Трамп довольно активно "регулировал" нефтяной рынок - призывами к ОПЕК+ из "Твиттера", а также переговорами и даже угрозами. Трамп во время своего правления ввел нефтяные санкции против Ирана и Венесуэлы. Саудовская Аравия сама едва избежала санкций после убийства журналиста Джамаля Хашкаджи в королевском посольстве в Турции.

Весной 2020 года Трамп смог усадить за стол переговоров рассорившихся друзей - Россию и Саудовскую Аравию - и вернуть сделку ОПЕК+ в самый тяжелый момент кризиса, когда спрос на нефть упал на 25%, а цены уходили в минус.

Президент РФ Владимир Путин подтвердил личное "эффективное" участие Трампа в нефтяных переговорах. Комментируя свои отношения с новым президентом и обсуждение сделки ОПЕК+, российский лидер сказал в октябре, что с Джо Байденом эти вопросы не обсуждались.

"Но мы в контакте с администрацией находимся. И в целом у меня достаточно рабочие, на мой взгляд, устойчивые отношения сложились с президентом Байденом", - отметил Путин.

Саудовская Аравия находится в довольно тесных отношениях с США, инвестирует в страну, и некоторые даже подозревали, что королевство, уговаривая ограничить добычу ОПЕК+, тем самым дает дорогу производителям сланцевой нефти в США.

В этот раз принц Абдулазиз бен Сальман был довольно категоричен в формулировках, комментируя призывы США к ОПЕК+ увеличить нефтедобычу, чтобы сбить цены на топливо. "Я предпочту не реагировать на это - это сверх моей заработной платы. Но как мастер своего дела, я имею дело с техническими вещами. Цены на бензин высокие, потому что он смешивается с этанолом, который подорожал в десять раз. Цены высокие, потому что в США низкие запасы, цены высокие, потому что все еще около 2-2,5 млн б/с мощностей повреждены ураганами (произошли в августе - ИФ). Импорт нефти не поможет", - сказал министр, высказав мнение, что можно было бы ограничить экспорт бензина.

Такая категоричная позиция может быть вызвана тем, что Россия и Саудовская Аравия, очевидно, решили использовать аргумент недостатка предложения в преддверии климатического саммита в Глазго (СОР26), который грозил "похоронить" использование традиционных для мировой энергетики ископаемых видов топлива.

Российский вице-премьер Новак, подчеркивая актуальность климатической повестки и предпринимаемые обеими странами шаги в этом направлении, заявил: "При этом полагаем, что Россия и Саудовская Аравия как две крупнейшие энергетические державы должны внимательно подходить к вопросам декарбонизации, препятствовать искусственному форсированию "озеленения" международной повестки дня в ущерб устойчивости национальных энергетических секторов".

Абдулазиз бен Сальман оперировал похожими тезисами, отмечая, что призывы к энергопереходу вызвали недостаток инвестиций в отрасль. По его словам, "впервые в истории роль ОПЕК+ ограничена" в принятии возможного решения об увеличении нефтедобычи. Принц подчеркнул, что производителям нужны сигналы от потребителей - будут ли они увеличивать спрос на нефть в условиях превалирующей "зеленой повестки".

Путин в свою очередь высказал мнение, что "политические силы, партии и отдельные деятели обещают все подряд и как можно больше и подешевле, это связано в том числе с "зеленой энергетикой", в результате банки перестают кредитовать инвестиции, инвестиции сокращаются". "Подойдет момент, когда (будет - ИФ) похоже на текущую ситуацию (в газе - ИФ) - рынок будет требовать (сырье - ИФ), а неоткуда будет взяться", - предостерег он.

"Даже сегодня страны ОПЕК+ наращивают объемы добычи даже чуть больше, чем договорились это делать. Но это могут сделать не все, далеко не все нефтедобывающие страны в состоянии быстро нарастить добычу. Это процесс долгосрочный, цикл (инвестирования - ИФ) большой", - сказал президент РФ.

Не добившийся успеха в нефтяной дипломатии Байден заявил, что есть и другие способы, как увеличить предложение. Он уговорил ряд стран-потребителей распечатать стратегические запасы нефти (SPR). Аналитики и ОПЕК+ назвали озвученные цифры высвобождения "дымом без огня", однако цены на нефть на ожиданиях немного поплясали.

Тем не менее, в ОПЕК+, в частности в России, понимают, что слишком высокие цены могут помешать восстановлению мировых экономик, разрушить спрос, а также стимулировать производителей нефти с меньшей, чем у ОПЕК, себестоимостью, например, сланцевой нефти в США, увеличить добычу.

"В моменте это достаточно стабильная (цена - ИФ), но долгосрочно может повлиять на решения потребителя, с другой может привести к ситуации, когда не ОПЕК+, а другие производители начнут наращивать добычу, получится ситуация перепроизводства, а это приводит к падению цен", - заявил глава "Газпром нефти" (MOEX: SIBN) Александр Дюков.

ВЕРШКИ И КОРЕШКИ

Россия активно готовится наращивать добычу, ведь 11,5 млн баррелей в сутки только нефти (без учета конденсата, хотя обычно в РФ ведут статистику, включая конденсат) - это объем, который в стране еще не добывался. По расчетам "Интерфакса", максимум РФ добывала в декабре 2018 года - среднесуточное производство составляло порядка 10,5-10,6 млн б/с. До пандемии среднесуточная добыча в стране находилась примерно на этом же уровне - 10,4-10,5 млн б/с.

В декабре 2021 года Россия добывает 10 млн б/с только нефти - это уровень, который заложен в сделку ОПЕК+. Если соглашение будет реализовываться так, как задумано - с наращиванием 400 тыс. б/с каждый месяц (доля России - 100 тыс. б/с в месяц) - к маю РФ достигнет допандемийного уровня производства - 10,4 млн б/с.

То есть, на словах "снижая" или "ограничивая" производство с оговоренного сделкой ОПЕК+ уровня, Россия уже сможет наращивать добычу нефти сверх своего исторического максимума, а для этого нужно дополнительное бурение.

В конце года Новак озвучил прогноз в журнале "Энергетическая политика": в следующем году добыча жидких углеводородов (нефти с конденсатом) в РФ составит 540-560 млн т в год, в 2023 году - 542-562 млн т.

За 11 месяцев 2021 года Россия добыла 35 млн т конденсата, то есть по году цифра может достигнуть минимум 38 млн т. Таким образом, если производство конденсата даже сохранится, производство нефти в 2022 году в максимальном варианте составит 522 млн т или 10,3-10,5 млн б/с (в зависимости от коэффициента баррелизации).

По оценке старшего директора группы по природным ресурсам и сырьевым товарам международного рейтингового агентства Fitch Дмитрия Маринченко, даже верхний интервал прогноза выглядит консервативно и подразумевает лишь некоторый рост добычи в первом квартале, а затем стагнацию.

"С 1 по 14 декабря среднесуточная добыча нефти и конденсата в России составила примерно 10,9 млн б/с, в январе она должна составить около 11 млн б/с. В этом контексте нижний интервал прогноза (540 млн тонн - 10,8 млн б/с), вероятно, подразумевает сокращение спроса на нефть и даже некоторые сокращение квот в рамках ОПЕК+. Но и верхний интервал (560 млн тонн - 11,2 млн б/с) выглядит достаточно консервативно и подразумевает только некоторый рост добычи в 1 квартале (на 100 тыс. б/с ежемесячно), а затем ее стагнацию", - сказал он.

"Добыча по итогам года может оказаться и выше, если ОПЕК+ продолжат увеличивать добычу в первой половине года, а российские компании смогут обеспечить ее рост за счёт активного бурения", - добавил Маринченко.

Андрей Полищук из Райффайзенбанка сказал "Интерфаксу": "Мы ожидаем, что добыча в России вырастет до уровней до пандемии за счет ослабления ограничений ОПЕК+ и роста добычи. В 2022 году среднее производство составит около 11,3 млн б/с с учетом конденсата. Без конденсата - около 10,5 млн б/с".

Аналитик "ВТБ Капитала" Александр Донской отметил, что прогноз банка "соответствует верхней границе диапазона" в 540-560 млн т, озвученного Новаком. При этом в 2022 году добыча нефти с конденсатом составит 11,3 млн б/с, нефти - 10,4 млн б/с.

"По состоянию на декабрь 2021 года очень преждевременно говорить о том, что Россия достигла своего пика и что свободных мощностей по добыче нет. Мы считаем, что это не так", - сказал "Интерфаксу" стратег по операциям на товарно-сырьевых рынках SberCIB Investment Research Михаил Шейбе.

"Реальный потенциал добычи нефти России на 2022 год станет известен после завершения зимней буровой программы, то есть ближе к марту. Однако можно с уверенностью сказать, что Россия в следующем году сможет добывать в пределах 11,2-11,5 млн баррелей в сутки (нефть + конденсат)", - отметил он. Среднесуточное производство конденсата в 2022 году, по словам аналитика, составит 0,95 млн б/с. Таким образом, средняя добыча нефти может составить 10,25-10,55 млн б/с.

По оценке МЭА, РФ не сможет выйти даже на допандемийный уровень в запланированные сроки.

"В настоящее время мы ожидаем, что Россия вернется к уровню своих добычных мощностей 2019 года приблизительно в 10,5 млн б/с в четвертом квартале 2022 года. Маловероятно, что РФ будет способна в 2022 году производить хоть сколько-нибудь близко к своему базовому уровню в 11 млн б/с", - считают аналитики агентства. Согласно их оценке, в августе свободные добычные мощности России составляли 640 тыс. б/с, то есть в январе-феврале 2022 года они уже будут исчерпаны.

В Минэнерго РФ отказались комментировать представленные Новаком прогнозы по добыче.

Российские компании, тем не менее, готовятся нарастить инвестиции в upstream и увеличивать добычу. Так, "Газпром нефть" заявила о плане роста добычи жидких углеводородов в 2022 году (без уточнения, на сколько вырастет добыча нефти) на 7%. "ЛУКОЙЛ" (MOEX: LKOH) заявил, что выберет свободные мощности по добыче нефти к апрелю 2022 года и при этом планирует активно наращивать бурение. Татарстан, где основным производителем является "Татнефть" (MOEX: TATN), готов за три месяца выйти на допандемийный объем добычи, если будут сняты ограничения. Так, "Татнефть" способна спокойно увеличить добычу до 585-590 тыс. б/с, ее допандемийный уровень составлял 575 тыс. б/с.

По состоянию на конец апреля 2022 года, если всё будет идти в соответствии с заявленными планами, ограничения ОПЕК+ составят 2 млн б/с, а в сентябре 2022 года будут исчерпаны, если стороны не договорятся о их продлении.

Пока сделка действует до конца 2022 года, поэтому у ОПЕК+ есть четыре месяца для лавирований, которые возможны в течение будущего года. А далее каждая страна вольна (теоретически) наращивать производство, как ей вздумается. Саудовская Аравия, например, имеет текущие производственные мощности в объеме 12 млн б/с (во время ценовой войны она смогла увеличить суточное производство до 12,3 млн б/с) и говорит о возможном росте до свыше 13 млн б/с.

Вопрос - какую стратегию в данном случае выберет королевство. Обогнать своего конкурента, Россию, в объеме добычи или выиграть на цене на нефть, которая может зависеть и от взлетевшей цены на газ. Многие российские нефтяники, правда, уверены, что сделка ОПЕК+ с нами навсегда.

У США же остается возможность подрегулировать нефтяной рынок снятием санкций с Ирана.

Источник: Интерфакс

Спасибо!
В ближайшее время наши менеджеры
свяжутся с Вами.
Оформить пробную подписку

Издания, на которые вы хотите подписаться:

Спасибо!
В ближайшее время наши менеджеры
свяжутся с Вами.